8 (914) 561-63-56 моб. горячая линия круг. Показать все телефоны
Свернуть все телефоны
 
(4162)31-91-70 приемная главного врача
 
(4162)31-91-12 приемное отделение №1
 
(4162)31-91-58 приемное отделение №2
 
(4162)21-90-21 отделение платных услуг
 
(4162)31-91-70 телефон доверия
8 (4162)21-90-21 отделение платных услуг Показать все телефоны
Свернуть все телефоны
 
(4162)51-61-71 отделение платных услуг
 
 
Минздрав
НЕЗАВИСИМАЯ ОЦЕНКА КАЧЕСТВА УСЛОВИЙ ОКАЗАНИЯ УСЛУГ МЕДИЦИНСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ
 
Женщина-хирург Наталья Смирнова: «Я помню по имени каждого тяжелого пациента»

Женщина-хирург Наталья Смирнова: «Я помню по имени каждого тяжелого пациента»

 
Специальность врача-хирурга она выбрала еще на первом курсе медицинской академии. Еще тогда понимала — будет нелегко. Суточные дежурства, экстренные операции, душевные переживания — ведь ее пациенты порою легко умещались на взрослой ладони! Маленькие и беззащитные, но такие сильные и жаждущие жить. За пятнадцать лет хирургической практики в Амурской областной детской клинической больнице Наталья Смирнова, заместитель главного врача по хирургии, с коллегами спасла сотни маленьких жизней. О своей профессии, коллективе и семье женщина-хирург рассказала в интервью «Амурской правде».

«Хирургию выбрала сама»

— Наталья Евгеньевна, вы практикующий хирург, врач высшей категории. Почему выбрали специальность, которую принято считать мужской?

— Я единственный медик в семье. Придя на первый курс медицинского института, сразу решила, что стану хирургом. Только мечтала быть «взрослым» врачом, но жизненные обстоятельства привели меня в детскую хирургию. Однозначно скажу: хирургия — абсолютно мужская профессия, работа занимает большое количество времени и отражается на семейной жизни. Если женщина идет в хирургию, то должна чувствовать у себя за спиной буквально пуленепробиваемую стену в лице мужа, который поможет растить детей, в быту, поддержит тебя во всех начинаниях. Иначе никак. Поэтому женщина — оперирующий хирург — это скорее исключение из правил, чем закономерность.

— Быть хирургом и называться им — разные вещи?

— Практикующих врачей-хирургов остается очень мало. АГМА ежегодно выпускает детских хирургов, но в стационар Амурской областной детской клинической больницы за последние несколько лет пришел работать только один человек. Детская хирургия — одна из самых сложных и самых высокооплачиваемых профессий в мире. Она охватывает все области знаний, детский хирург оперирует грудную клетку, живот, гнойно-воспалительные заболевания костей — всё, кроме лица и шеи. Отдельная область — неонатальная хирургия (новорожденные детки), требующая колоссальных знаний. Молодежь не хочет брать на себя ответственность.

«Когда женщина идет в хирургию, она должна чувствовать у себя за спиной буквально пуленепробиваемую стену в лице родных», — убеждена Наталья Смирнова.

— Помните своего первого пациента?

— Это был пациент с пупочной грыжей, обычная плановая операция, на ней учатся. Помню по именам всех тяжелых пациентов, над кем мы бились. С некоторыми мы общаемся, созваниваемся. Самый болезненный для меня случай — девочка с врожденной хронической почечной недостаточностью, которой в конечном счете я уже не смогла помочь. Первый шунт, выполняющий функцию почек, мы ей поставили в годик. В шесть лет должны были заменять его, но не успели. Есть заболевания, которые, к сожалению, невозможно излечить. Пересадку почек в таком возрасте не делают. Иногда родители считают, что врачи легко и просто воспринимают ситуацию, но на самом деле не так, мы тоже привязываемся к пациентам.

«Дети верят врачу»
— А чем отличается пациент-ребенок от пациента-взрослого?

— Искренностью. Дети не обманывают, смотрят на тебя с надеждой, быстро восстанавливаются, реже болеют хроническими заболеваниями. Поэтому даже у самого тяжелого пациента есть шанс выжить, вырасти здоровым. Они удивительны в своем быстром восстановлении. Когда болеет пожилой человек, то, как правило, полностью уже не выздоравливает, поскольку есть много сопутствующей патологии. Поэтому позитива в детской хирургии больше, летальность у нас низкая. За это я люблю свою профессию: вижу результат нашей работы и счастливых родителей — ребенок уходит домой здоровым. Хотя операции у детей технически сложнее.

— Как изменилась детская хирургия за последнее десятилетие?

— Кардинально. Медицина, наверное, самая изменяющаяся наука. В Амурской области наука не так развита, но мы постоянно учимся на центральных базах, много заимствуем у наших коллег из‑за рубежа. Когда я пришла в детскую хирургию 15 лет назад, у нас были одни подходы, теперь другие. Задача врача — быть мобильным, все время впитывать новое, учиться всю свою жизнь. Поэтому каждый год у нас новые методики. Например, на днях был американский конгресс детских хирургов, где методика для лечения пилонидального синуса (волосяная киста) — эпителиально-копчиковый ход, GIPS-процедура — обсуждалась как самая современная. Так она в АОДКБ уже два года как внедрена. У нас много вариантов лечения паховой грыжи. И так во всем — в травматологии, ортопедии. Наша областная детская больница — это кузница кадров.

— А вы сами где недавно проходили обучение?

— Два года назад целый месяц я работала в Филатовской детской больнице № 13 в Москве — это ведущая клиника по хирургии в стране. Смотрела, какие операции выполняются, что делается нового. После этого мы в АОДКБ успешно провели лапароскопическую операцию при врожденной мембране 12‑перстной кишки. Двухнедельная девочка была прооперирована. Скоро крохе исполнится два годика. А из‑за мембраны (перегородки), которая перекрывала просвет в кишке, ребенок мог погибнуть. В этом году планирую участвовать в международном конгрессе.

«Поверьте мне, как детскому врачу: самое главное счастье, которое может быть, — это наши здоровые дети. Все остальное можно приобрести».

Почему такая хорошая школа в АОДКБ?
 Потому что лапароскопия здесь развивалась с 1990‑х годов. Начиналось все с наших учителей — Дмитрия Федоровича Болгова, который создал детскую хирургию в Амурской области, и Руслана Алексеевича Белоуса, нашего нынешнего главного врача.

«Много амбулаторных больных»
— Всех детей, кто нуждается в хирургической помощи, сегодня направляют в детскую областную больницу?

— В районах операции детям проводят только в экстренных, жизнеугрожающих ситуациях. Вся остальная патология аккумулируется в АОДКБ. Сейчас к нам идет очень большой поток амбулаторных пациентов — 420 таких больных в среднем за неделю.

— Сколько пациентов проходит через хирургический корпус за год? За день?

— В 2019 году хирургический корпус принял 9 535 больных, выполнена 7 931 операция. В день мы проводим от 1 до 6 операций, каждый день всегда есть экстренная операция. Например, за сутки вчера (с 4 по 5 марта. — Прим. автора) обратилось 29 пациентов, из них 20 — амбулаторные больные. Кстати, было много пациентов у травматологов. Четыре ребенка до полутора лет проглотили инородные тела. К сожалению, родители невнимательно смотрят за детьми. А ведь маленький организм настолько хрупок и нежен.

— Бывают сезонные вспышки?

— Сезонность отмечается у ортопедов и травматологов: зимой — горки, лыжи, коньки, санки, травмы на льду, летом — скейты, ролики, гироскутеры (они очень опасны и травматичны!), велосипеды. А во всем остальном есть только закономерность: если поступил один тяжелый пациент — жди второго.

— Какая вы мама?

— У меня дочь, ей 10 лет. Это моя вселенная, мы с ней, как Чук и Гек, всегда вместе. Она очень талантливая девочка и большая трудяга, профессионально занимается художественной гимнастикой. У нее замечательный тренер. Дочь — моя поддержка и опора, тот человек, который заставляет постоянно думать, развиваться и жить. Мы с ней находимся в постоянном движении.

Если заболел ребенок: советы родителям
— Не истерить, не паниковать и всегда обращаться к специалистам. Заболел ребенок — вызовите на дом врача. Если какая‑то экстренная ситуация — скорую. Нужно доверять специалисту. Если вы сомневаетесь, всегда можно показать ребенка другому врачу. Не конфликтуйте с врачами, ведь мы выступаем на одной стороне. Наша общая цель — чтобы ребенок был здоров. Четко выдавайте доктору информацию: чем болел ребенок, какие операции были, какие патологии есть. Для постановки правильного диагноза это важно. Некоторые грозные заболевания передаются генетически, поэтому следует предупредить, что в роду кто‑то болел. И соблюдайте предписания врача, никакого самолечения, — дает советы Наталья Смирнова.